Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

СF

Верят ли современные ученые?

Оригинал взят у sergeytsvetkov в Верят ли современные ученые?
Примеры Ньютона и Эйнштейна в данном контексте, конечно, интересны, но есть и более свежие данные об отношение ученых к вере.

В 2005—2009 годах социолог Элейн Экланд проводила исследования, главным предметом которых был вопрос о том, как учёные относятся к религии. Вместе с коллегами она опросила 1646 учёных из 21 американского университета, из которых у 271 взяла интервью. Результаты были опубликованы в нескольких научных журналах, а также в виде отдельной монографии «Наука против религии: что на самом деле думают ученые» (издательство Оксфордского университета).

Вера не интерпретировалась в ключе монотеистических религий. Ученые могли называть себя верующими на том основании, которое они сами считали приемлемым для этого.

Среди опрошенных ученых оказалось: 34 % атеистов (12 % из них назвали себя «духовными»), 30 % агностиков (агностики это люди, допускающие что возможно что Бог может существовать, но также допускающие что возможно что его нет), 36 % верующих (9 % полностью уверены в существовании Бога, 14 % сомневаются, но утверждают о наличии веры, 8 % верят в высшую силу, но не в персонифицированного Бога, 5 % «верят в Бога иногда»).



Collapse )

СF

Николай II и бесы


Отношение к последнему русскому императору - Николаю II - однозначный маркер, на 100% раскрывающий суть любого человека. Вполне нормально, что есть люди, негативно оценивающие роль и личность царя. Но зачастую интеллигентные и респектабельные, вроде бы, личности при упоминании Николая II просто теряют человеческий облик. Причем нередко такое прослеживается и у тех, кто очень далек от истории или политики, абсолютно не интересуется этим и предпочитает во всех остальных случаях отмалчиваться при обсуждении данных тем. Людей (людей ли?) натурально начинает корёжить как при сеансе экзорцизма: искажаются лица; несмотря на кажущуюся образованность и словарный запас, перекошенный рот их начинает выдавать слова и обороты в стиле "Николашка", "царь-тряпка", "кровавый" и т.д. Непонятно откуда появившиеся злость и ненависть затмевают глаза, речь приобретает кабацкий тон. Мозг и разум как будто отключаются, иначе как объяснить алогичность одновременного сочетания характеристик "кровавый" и "слабый"? Гуманность и человечность исчезают напрочь, при упоминании изуверского убийства царской семьи следует реакция: "и поделом". Концепт "слезинки ребенка" оказывается не для царских детей. Наверняка же многие встречали такое?

Волей-неволей начинаешь думать, что это всё имеет какие-то метафизические причины. Как и во многих других случаях, простое и понятное объяснение находится с точки зрения православия: это люди бесноватые, одержимые, и, возможно, добровольно выбравшие определенную сторону в вечной битве. А как еще можно объяснить данное явление?

СF

Библейская история и исторический миф Прогресса

Оригинал взят у arguendi в Библейская история и исторический миф Прогресса
В честь Рождества историческая аналитика с религиозным окрасом.



Наше традиционное понимание человеческой истории вполне соответствует (ибо из нее, по сути, и проистекает) концепции Прогресса, согласно которой в мире непрестанно происходит развитие от более низших форм к более высшим. Вот и человечество, как мы сами себя позволили убедить, возникнув в результате случайных эволюционных процессов, развивается по той же схеме. Сначала жили в пещерах, ходили в шкурах, ели сырое мясо. Потом родоплеменной строй. Потом рабовладельческий. Потом феодализм. Потом капитализм (и параллельно - коммунизм). И вот сейчас ждем чего-то очередного нового, сами не поймем чего, понимаем только, что всему нынешнему наступает постепенный трындец.

Так вот, всё это ерунда с точки зрения Библии.

Collapse )


СF

Наука и религия

Оригинал взят у arguendi в Наука и религия


Говорить о противоречиях Науки и Религии могут только люди крайне невежественные, далекие и от Науки, и от Религии:

"В 1746 году французский физик и, по совместительству, священник Жан-Антуан Нолле исследовал природу электрического тока. Ученый решил узнать, какова скорость электрического тока ? Вот только как это сделать в условиях монастыря? Физик пригласил на эксперимент 200 монахов, соединил их с помощью железных проводов и разрядил в бедняг батарею из недавно изобретенных лейденских банок (они являются первыми конденсаторами). Все монахи отреагировали на удар одновременно, и это дало понять, что скорость тока чрезвычайно высока."

На фото: католический аббат Жорж Леметр, автор теории расширяющейся Вселенной, разработанной им независимо от Фридмана.


СF

Поклонные кресты – первые русские пограничные символы

Оригинал взят у ulmerug в Поклонные кресты – первые русские пограничные символы

По всей России - от сурового русского севера до далекой Камчатки - на вершинах гор, берегах морей и рек, перекрестках дорог, возвышаются сложенные из камня или выструганные из дерева православные кресты. Обычно их называют поклонными.

_17A3529-850

Первые подобные кресты на Руси имели, как считается, миссионерское назначение. Согласно преданию, описанному в Лаврентьевской летописи, еще апостол Андрей Первозванный «Въшедъ на горы сия (Киевские – прим.), благослови я, постави крестъ». Известно, что поклонные кресты ставились на Руси в XI-XII веках, но особое распространение они получили во времена монголо-татарского нашествия и ига. По мнению исследователя XIX века Ивана Малышевского, укрывавшиеся в лесах от «хищных гостей» русские воздвигали кресты на возвышенных местах в знак благодарности Богу за спасение.

Collapse )
СF

Христос и антихрист


Независимо от отношения к творчеству Ильи Глазунова, нельзя не признать, что картина сильная:

102103345_large_Hristos_i_antihrist


"...приидет всескверный, как тать, чтобы прельстить всех, приидет притворно благоговейным, смиренным, кротким, ненавидящим, как скажет о себе, неправды, отвращающимся идолов, предпочитающим благочестие, добрым, нищелюбивым, в высокой степени благообразным, весьма постоянным, ко всем ласковым, уважающим особенно народ иудейский, потому что иудеи будут ожидать его пришествия. При всем этом с великою властью совершит знамения, чудеса и страхования, приимет хитрые меры всем угодить, чтобы в скором времени полюбил его простой народ. Не будет брать даров, говорить гневно, показывать пасмурного вида, но всегда будет ласков. И во всем этом благочинною наружностью станет обольщать мир, пока не воцарится. Ибо как многие народы и сословия увидят такие добродетели, совершенства и силы, все вдруг возымеют одну мысль, и с величайшею радостью воцарят его, говоря друг другу: "найдется ли еще человек, столь добрый, правдивый?" (Преподобный Ефрем Сирин)

И внешнее отличие - лишь в глазах. Зеркале души.

СF

Преемственность героизма


35 лет назад, 23 мая 1977 года, в самом центре Русской равнины, под Пензой, появился на свет мальчик, названный родителями Евгением. Детский садик, игры со сверстниками, затем школа - жизненный путь юного Жени ничем не отличался от биографии миллионов русских мальчишек тех времен. В 18 лет возмужавшего парня проводили в армию. В начале 1996 года он узнал о предстоящей командировке в «горячую точку» – Чечню. Мы можем только предполагать, что укрепляло дух солдата в столь непростых условиях. Это определенно могла быть вера и нательный крест, который Женя носил на простой веревочке, не снимая, уже 8 лет. Не снял он крест и в обмен на свободу перед угрозой гибели в плену у бандитов. 23 мая 1996 года, в день своего девятнадцатилетия, воин-герой Евгений Родионов принял мученическую смерть.

Максим Фаюстов. Русский мученик Евгений Родионов.

Быть может, сам того не зная, Евгений повторил подвиг другого русского солдата, Фомы Данилова, веком ранее варварски умерщвленного в плену у кипчаков за отказ отвергнуть христианскую веру и перейти в магометанство. Нетленным памятником двум русским героям, а также всем безымянным воинам, сложившим головы за верность Отечеству и вере, служат слова Федора Михайловича Достоевского:

“Ведь это, так сказать, - эмблема России, всей России, всей нашей народной России, подлинный образ ее, вот той самой России, в которой циники и премудрые наши отрицают теперь великий дух и всякую возможность подъема и проявления великой мысли и великого чувства.<…>
народ наш считают до сих пор хоть и добродушным и даже очень умственно способным, но всё же темной стихийной массой, без сознания, преданной поголовно порокам и предрассудкам, и почти сплошь безобразником. Но, видите ли, я осмелюсь высказать одну даже, так сказать, аксиому, а именно: чтоб судить о нравственной силе народа и о том, к чему он способен в будущем, надо брать в соображение не ту степень безобразия, до которого он временно и даже хотя бы и в большинстве своем может унизиться, а надо брать в соображение лишь ту высоту духа, на которую он может подняться, когда придет тому срок. Ибо безобразие есть несчастье временное, всегда почти зависящее от обстоятельств, предшествовавших и преходящих, … а дар великодушия есть дар вечный, стихийный, дар, родившийся вместе с народом…
Фома Данилов с виду, может, был одним из самых обыкновенных и неприметных экземпляров народа русского, неприметных, как сам народ русский. (О, он для многих еще совсем неприметен!) Может быть, в свое время не прочь был погулять, выпить, может быть, даже не очень молился, хотя, конечно, бога всегда помнил. И вот вдруг велят ему переменить веру, а не то - мученическая смерть. При этом надо вспомнить, что такое бывают эти муки, эти азиатские муки! <...> Но несмотря на всё, что его ожидает, этот неприметный русский человек принимает жесточайшие муки и умирает, удивив истязателей. Знаете что, господа, ведь из нас никто бы этого не сделал. Пострадать на виду иногда даже и красиво, но ведь тут дело произошло в совершенной безвестности, в глухом углу; никто-то не смотрел на него; да и сам Фома не мог думать и наверно не предполагал, что его подвиг огласится по всей земле Русской. Я думаю, что иные великомученики, даже и первых веков христианских, отчасти всё же были утешены и облегчены, принимая свои муки, тем убеждением, что смерть их послужит примером для робких и колеблющихся и еще больших привлечет к Христу. Для Фомы даже и этого великого утешения быть не могло: кто узнает, он был один среди мучителей. Был он еще молод, там где-то у него молодая жена и дочь, никогда-то он их теперь не увидит, но пусть: "Где бы я ни был, против совести моей не поступлю и мучения приму", - подлинно уж правда для правды, а не для красы! И никакой кривды, никакого софизма с совестью: "Приму-де ислам для виду, соблазна не сделаю, никто ведь не увидит, потом отмолюсь, жизнь велика, в церковь пожертвую, добрых дел наделаю". Ничего этого не было, честность изумительная, первоначальная, стихийная. Нет, господа, вряд ли мы так поступили бы!”